Реклама на сайте Всі Суми: (0542) 77-04-78 vsisumy@gmail.com

Искатель уродств

ПЮрЕ, литературный проект
Елена Чернова 18 декабря 2015 в 13:09
искатель
(фэнтези) Да, я искатель. У меня редкий дар. Я вижу уродства людей. Как они их  не скрывают, я вижу их насквозь. Еще я вижу трупы, скрытые  в земле или замурованные в стенах зданий. Ко мне, в частном порядке, обращаются разные люди – найти пропавших своих близких и те, которые хотят узнать тайны своих конкурентов.  Для того чтобы определить место захоронения пропажи или отыскать «слабое» место начальника, конкурента, родственника, мне нужно немногое: какая-либо безделица из личных вещей: носовой платок, шариковая ручка,  зажигалка…
Каждый случай уникален.  Я мог бы многое рассказать…  Но это вам не понравится…  Расскажу пару случаев так – для затравки… Подразнить ваше воображение.  Нет, не для саморекламы.  В этом я не нуждаюсь – заказчиков и так хоть отбавляй, честно. Итак, первый случай.
Приходит ко мне как-то утром группа ребят  в строгих костюмах и просит накопать «уродства» на своего будущего начальника.  Он подал заявку  на вакантное место директора института ядерной физики и является одним  из наиболее вероятных победителей в конкурсе на эту должность.  Я их спрашиваю:
- Господа, если ваш будущий начальник научное светило, то разве так уж важно – какие  «скелеты спрятаны у него в шкафу»?
- Уважаемый Искатель, - запальчиво ответил самый молодой физик, очевидно метящий на это самое кресло директора, - нам важно, чтобы  в институте физики царила атмосфера творчества. А всякие «скелеты» в шкафу могут тормозить как научную мысль самого главы института, так впоследствии сказаться и на различных аспектах деятельности всех сотрудников.
- Каким образом? – задал я для формальности вопрос, хотя прекрасно знал ответ.
- Да дело в том, - ответил запальчиво другой  молодой физик, так же, очевидно, мечтающий о лаврах научного светила, - что разработка научных теорий требует неустанного напряжения мысли и единства усилий всей научной команды.  А  если кто-то из команды выпадает и занят мыслями об отвлеченных и даже весьма отвратительных вещах, то вряд ли это будет содействовать повышению результативности научных изысканий.
- И вообще, о каких научных открытиях в такой команде можно будет говорить? -   страстно поддержал товарищей третий молодой ученый.
- Я вас понял, - кивнул я команде  молодых физиков. – И вам известно мое условие.
- Да, конечно, - с готовностью откликнулись молодые ученые. И выложили на стол  несколько предметов, очевидно, похищенных из кабинета своего оппонента: расческа, щипчики для кутикулы и обувная щетка.
- Хорошо, что кальсоны  ученого не притащили, - подумал я, разглядывая предметы и не решаясь к ним прикоснуться. Потому что я уже увидел уродство научного светила и не имел ни малейшего удовольствия прикасаться к его предметам.
- Что? Что-то не так? – С тревогой спросили меня ученые хлопцы. – Принести вам какие-то более личные вещи ученого?
- Нет, его кальсоны приносить не надо, - усмехнулся я.  – Того, что вы принесли, достаточно. Можете сложить эти предметы назад.
Молодые физики спрятали вещицы и навострили ушки. Я не люблю набивать себе цену, но потянуть резину – это мое правило. Пусть народ не думает, что это просто:  видеть уродство других людей и оставаться спокойным. Внутри я обычный человек. И когда вижу уродство, во мне все содрогается от отвращения. Но нужно сначала  увиденное переварить, прийти в себя, а только потом – ровным и безразличным голосом сообщить результат своим клиентам, жадно ловящим каждое мое слово.  Научные умы, затаив дыхание, ждали мой вердикт. И я начал.
- Так, господа.  Претендент на руководящую должность института, ныне руководитель научного отдела, сидя в своем кабинете, когда никого нет,  занимается далеко не научной деятельностью, а предается следующей вредной привычке. Он подолгу  чистит свои ноздри мизинцем. Именно для этой цели доктор наук отрастил на мизинце длинный ноготь и шлифует его часами.
Я посмотрел на лица молодых научных умов. И если бы даже и не посмотрел, то все равно знал бы, что в данный момент на них написано. Научные умы открыли рты и побледнели. И я продолжил.
-  То, что ученый-физик достает из глубины ноздри, он оставляет на ногте и подолгу рассматривает, любуясь.
Можно было не сомневаться, что молодые ученые  в эту секунду чувствовали нарастающее отвращение, и лица их исказились в презрительной гримасе. Но я  смотрел не на них, а  куда-то вдаль, будто созерцая действия их оппонента, старого извращенца. Молодежь,  оказалось, не дура и была права, придя ко мне. Зачем им этот старый пер.., которого интересует тепленькое престижное место не ради великих научных открытий, а  ради удовлетворения своих извращенных желаний в новом кабинете с мягким кожаным креслом? Но я вынужден был сообщить молодым ученым об их научном сотруднике  еще нечто более непристойное. И они, вытянув шеи, ждали продолжения моих откровений.
-  Когда ученый удовлетворяет свою зрительную страсть к любованию  добытой из ноздри продукции, он отправляет ее не в мусорное ведро, а увековечивает ею внутреннюю часть стола. Скатав продукт в комочек, он лепит ее к крышке стола снизу, чтобы он подсыхал.
- Ф-фу, - не удержался и выкрикнул один из присутствующих. – Какая гадость!
Я помолчал – для пущей важности. Уж больно интересно было, что еще скажут мои гости дальше. 
- Этих комочков за многие годы  научного руководства у доктора наук под столом накопилось множество. И во время научных заседаний кафедры…
- О боже, - выдохнули гости.
-  … Руководитель отдела постоянно поглаживает ладонью засохшие комочки…
- Этого не может быть, - возмущенно восклицали гости. – Ужас!
- … И с неописуемым наслаждением пересчитывает пальцами и в уме все засохшие козявки.
- О нет!! – воскликнула разом молодежь.
- И очень, очень огорчается, раздражается и выходит из себя, начинает кричать, вдруг, на самых преданных делу сотрудников…, если какой-то козявки не оказывается на месте…
- Нет, это вранье! – Закричали гости. – Мы вам не верим!  Мы ждали чего угодно! Но это уж слишком!
Да, вот так всегда.  Все повторяется. Каждый раз одно и то же. Сначала тебе готовы заплатить астрономический  гонорар за правду, а потом топают ногами, кричат и обвиняют, что ты лжешь. Так всегда. Но у меня на этот случай есть железный аргумент.
- Ребята, вы пришли за правдой? Так получите ее из другого источника, если не верите мне. Есть, в конце концов, камеры слежения.
Физики-лирики переглянулись и молча ушли. Я знал, что они скоро вернутся. И так и случилось – вскоре, с виноватым видом,  они вошли в мой кабинет.
- Да, вы были правы, господин Искатель,  - начал самый горячий из товарищей физиков. – Извините.
- Мы установили  потайные камеры слежения и все записали, - продолжал другой. -  И результат показали всей кафедре. Как вы рассказали, так все и было. Записали и то, что обнаружили под столом, и действия научного сотрудника в кабинете, когда он  сам,  и чем занимаются его пальчики, когда он проводит  заседание кафедры. Все, все подтвердилось.
- Еще раз извините и огромное вам спасибо, - сказали физики и положили на стол  конверт с моим гонораром. Я знал, что сумма окажется даже  несколько больше, чем было обещано. Клиенты никогда не скупятся в тех случаях, если результат превзошел все их ожидания. Вот такой был однажды случай. И я еще могу рассказать кое-что. Но может вам противно? Если нет, только намекните, я продолжу…

 
0
Комментариев
0
Просмотров
479
Комментировать статью могут только зарегистрированные пользователи. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.