Реклама на сайте Всі Суми: (0542) 77-04-78 vsisumy@gmail.com

Украинский Болливуд

ПЮрЕ, литературный проект
Елена Чернова 18 августа 2017 в 01:17
зона
 В отношении критиков к произведению искусства есть только два понятия – талантливо или бездарно оно сотворено. Если бездарно – желающих попинать ногами художника  всегда более чем достаточно. Я одна из них - ужасно противный, злющий критик. И вот этот критик идет  сегодня – 17. 08. 17 - на премьеру украинского фильма «Червоний» в сумской  кинотеатр «Планета Кино».
Первое, что меня заинтересовало в афише,  – кто написал музыку к новому фильму писателя и автора сценария Андрея Кокотюхи?  Увы, имя Франко Эко – мне ни о чем не говорит. Но я, наверное, отсталый элемент, давно выпала из мира музыки, поэтому не очень «обізнана» в именах современных композиторов, подвизавшихся на ниве киноискусства. Но с самого начала мой слух «запал» не без тоски на непрерывный грохот барабанов за кадром и растущее состояние тревоги всего симфо-оркестра – вне зависимости от поворотов сюжета.
Это первый признак слабости «вітчизняного кіноматографа», который заполняет эмоциональные и смысловые пустоты «либретто» музыкальным потоком,  непрерывно бурлящим, будто перед извержением Везувия. Картинка на экране  вполне обыденная:  идут строем на шахту зэки, работают в забоях кирками, ссорятся, дерутся. Как-то все стандартно и незатейливо. Видели такое – перевидали в кино не раз! Зато музыка создает волнами оркестровых «тутти» невыразимую печаль, тревогу и состояние вселенского катарсиса. Дело обычное – если сюжет не дотягивает до высоты или глубины, а актеры не доигрывают, то музыка все недостающее грохотом и восполняет. Выключи музыку – и экран пустеет, видны все промахи актеров, оператора и сценариста.
Актерский состав фильма  «Червоний» хорош  разве что тем, что исполнители украинским зрителям до сего дня были неизвестны. Но и после просмотра фильма актеры едва ли запомнятся, кроме разве что одного, мелькнувшего в кадре всего лишь  на пару секунд – колоритного зэка Француза.
Выбор лиц – это важнейший фактор успеха актерского кастинга. Если действие происходит в зоне, то лица зэков должны быть  исхудавшими и изможденными. В нашем же кино – лица актеров достаточно округлые и сытые. Им не веришь.
Главные герои – зэки Летчик и Червоный настолько схожи, что их постоянно путаешь и почти не различаешь. Такие понятия как характер героя, актерский имидж – у главных персонажей почти слились, как у братьев-близнецов. Актеры схожи  очертаниями лиц, глаз,  губ. Порой остается догадываться – кто есть кто.
В ночных сценах, а их в фильме множество, сценарист, как правило, прописывает подробно не только – «побежали, сказали, убили», но и освещение в кадре. Если в  сцене зэковских «разборок»  охранники ночью открывают замок в украинском бараке, чтобы запустить туда «сук», то сценарист  обязан написать: «свет на глаза охранника, его руки, ключ,  замок. Свет на лица, глаза крадущихся «сук», их руки, заточки, удавки»… 
Но сценарист игнорирует  такие профессиональные   детали,  которые знает и школьник, поэтому половина  кадров  сняты в кромешной тьме, и кто кого  душит-режет,  кто чем занят в ночных сценах,  зрителю остается  лишь догадываться. 
Первая постельная сцена в кино и вовсе курьезна, так как оператор не удосужился показать зрителям – с кем же лежит в обнимку зэчка-доктор: то ли с зэком, то ли еще с кем?
Операторы работают поверхностно, просто скользят камерой по лицам, баракам, вещам, особенно ни на чем не задерживаясь.  Отсутствуют крупные планы, детальная проработка сцен, лиц, поз, предметов…
Вот и вышло, что такой персонаж, как сумасшедший зэк, оказавшийся в зоне после   немецкого концлагеря, ни разу не удостоился крупного плана, и зритель так ни разу и не  увидел его лицо. Обидно – сыграть роль сумасшедшего,  у которого нет лица в кадре!
О любовних сценах просто как-то неловко и  вспоминать – более нелепых поцелуев зэковских героев в кинематографе зрители, пожалуй,  еще не видели!
Во всех сценах, где над героями глумится лагерное начальство, зэков как-то и не жаль, им как-то и не сочувствуешь. Отчего же? Да так вот все снято – поверхностно, без души.
И  если, к примеру, в голливудовских фильмах американские парни всегда супермены, герои, то украинские герои УПА ничем выдающимся не наделены, их сопротивление советской лагерной системе выливается лишь в заурядный исторический эквивалент «супротиву» –  уничтожить, порвать врага и вырваться на свободу.
Совершенно не вяжется и любовь зэков  к  Иисусу Христу с их действиями. Для истинных христиан, как известно, присуще «непротивление злу». А «резать»- стрелять – могут и обычные головорезы.
Вся кинолента «Червоного» похожа на первую пробу провинциальных школьников поставить спектакль на историческую тему. Соберет ли откровенно слабый фильм кинозрителей в украинских кинотеатрах? Будет ли у проекта широкий зрительский «успіх»?
Критики могут заблуждаться, почем зря критиковать «творчу особистість», казаться злыми и неблагодарными.  А фильм, при этом, может процветать и «набирати обертів». Все может быть!
В данном случае критик благодарит всех актеров и съемочную группу за проделанную работу на ниве искусства. Но увы,  критик остается непреклонным: фильм «Червоний», на его взгляд,  не относится ни к талантливым образцам киноискусства, ни  даже к образцово-показательным.

 
1
Комментариев
1
Просмотров
986
Комментировать статью могут только зарегистрированные пользователи. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Комментарии

Вот так вы голубушка Елена Чернова разгромили, я бы сказал порвали как тузик грелку такой проект о зоне в три наколки, что и смотреть уже страшно после ваших слов. На этой волне хочется вам дружбу предложить, может к моим писулькам будите всё так же лояльны и на многое закрывать глаза. Иронизирую конечно, как всегда по чёрному, но правда жаль мы вместе не сотрудничали хоть параллельными темами во многом так схожими взглядами. Творческое знакомство не было отмечено дружбой интересов. Конечно надо исправить этот пробел.