Реклама на сайте Всі Суми: (0542) 77-04-78 vsisumy@gmail.com

Сюрприз

ПЮрЕ, литературный проект
Юрий Совенко 23 апреля 2011 в 17:39

В канун Великого Праздника я решил испечь паску - приготовить жене сюрприз. Сделал ревизию запасов и выяснил, что масла в доме нет (четверть пачки - то не масло). Зато остальных продуктов хоть отбавляй: семь яиц, мука в трехлитровой банке, соль и сахар в достаточном количестве. Поковырявшись в шкафу, извлек из недр ваниль и корицу. Под руку попалась коробка с какао, которая, как и все остальное, перебралась на кухонный стол. Вспомнил, что в тесто кладут дрожжи, но такого продукта не нашел, зато обнаружил соду, которой что-то там гасят и добавляют в тесто на кончике ножа.

Стремглав сбегал в магазин и купил две пачки масла. Вернувшись к подъезду, кивнул соседкам пенсионного возраста (те плевали семечки в траву). Минуту назад здесь никого не было, а может, я их просто не заметил. Чай, не девки молодые.

Возле женщин вертелась девочка из многодетной семьи, звали ее Лизой (я называл ее "миссис шкода"). Что касается безобидных проделок, тут она была лидером во всем доме. То шторку на окне спалит, пытаясь прогнать с нее сонную муху, на свою беду залетевшую в квартиру, а потом возьмет портняжные ножницы и вырежет обгорелые ошметки, уничтожая в такой нехитрый способ следы преступления. И в наказание гордо просидит весь день у окна (битая отцовским ремнем), изучая мир через дырку. Или сделает теми же ножницами прическу как у Жанны д 'Арк, небрежно выхватив клок волос с черепа. Или покусает свою собаку (семь швов боксеру наложили), да мало ли чего может учудить ребенок, когда ему шесть неполных лет...

Лиза жевала черный хлеб, щедро посыпанный солью, и заглядывала бабушкам в рот. Она была четвертым ребенком в семье (судя по огромному животу многодетной мамы, на подходе был пятый). Злые языки утверждали, что у детворы были разные родители (то касается отцов-подлецов). Наверное, так и было на самом деле, но что нам за дело до жизней чужих.

Старшего мальчика называли Вольдемаром, у него был рыжий чуб и татарские скулы. За ним шла чернявая девочка, кавказской породы, потом была девчушка с золотистой кожей и миндалевидными глазами. Лиза была последней по счету, она имела светлые волосы, а на бледном личике проступали фиолетовые жилки. Была бы сущим ангелом, если бы не верхняя губа, обезображенная шрамом от ожога. Прошлой зимой Лиза попробовала на вкус дверную ручку, и намертво приклеилась языком к железке. Так она и стояла, пока брат не помог сестренке - плеснул в лицо кипятком из чайника. Когда глава семейства вышел на порог узнать, в чем собственно дело, кто это там орет на весь дом, Вова, потрясая чайником, спросил на местном диалекте:
- Шо дивишся? - И, подведя черту неординарному поступку, крикнул очень громко, заглушив голос сестренки, - Я - уебок!
- Стопроцентный! - вот и все, что успел ему батя ответить.
По-моему, в этой семье с "приветиком" были все - от малу до велика.

Заметив масло, Лиза облизнулась и спрятала за спину худенькую лапку. Этот жест вынудил меня поделиться - я протянул ей пачку. Она аккуратно разорвала зубами фольгу и стала грызть масло, как мороженое.
- Лизка, домой! - заорал на всю площадку Вольдемар, шестнадцатилетний дегенерат.

Девочка тотчас откликнулась на зов, но не вписалась в проем и ткнулась моськой в дверной косяк. Из носа закапало под ноги.
- Бозе, бозе! - обратилась девочка к Богу, и запричитала, - Надо же, уграла сама себя! Сейчас мамка будет бить!

Пальцем убедившись, что нос разбит в кровь, Лиза нарисовала багряную каку-маляку на стене и побежала на экзекуцию к мамке.

Из подъезда вышел хромой старик, раненый под Берлином. Мы молча обменялись рукопожатием, а бабки соловья включили:
- Здра-а-сьте, Ва-а-силь Ва-а-силиьевич! - завела тянучку первая.
- Как жизнь молодая? - вторила ей подруга.
- Здорово, старые пезды! Половая жизнь бурлит и бьет ключом! - ответствовал ветеран сухо. И скрылся за углом, не проявляя более интереса к старухам. Он знал подлинную цену сердечного приветствия выживающих из ума сплетниц.

Я поспешил домой, задержавшись в подъезде на мгновение. И наладил ухо на прослушку. Женщины принялись промывать стариковские кости:
- Как он сказал?
- Звездами нарек.
- Ишь ты, звездами... А мне послышалось другое! Думает, орден на пиджаке, так и царь в микрорайоне! Ветеран гребаный! - сменила улыбку на оскал дородная старуха.
- Ветеран ветерану - рознь! Говорят, он верой и правдой немцам служил. Старостой! - развивала тему подруга.
- Ну да? А ордена откудава, медали?
- Купил на барахолке, всех делов-то. Сейчас за деньги можно все купить! И все продать - хоть бога, а хоть черта самого!
- Верно, Ильинична, деньги - это сила! Только их нынче ни на что не хватает, особенно молодежь страдает. Дочка каждый день звонит, жалуется, что денег у них йок. А сами жируют, рыбу красную едят! Я ей говорю - как так нету денег? А вы не тратьте, вот и весь сказ!
- Мудрый совет, Любушка. Наимудрейший! А мои-то далеко, в Калининграде осели. Зять скоро полковником станет, хотя пока майором служит. Я за внуком так скучаю, не дождусь касатика! Он красавец у меня, вылитый дед Матвей! Это мой муж покойный, царство небесное. Казак! Не ровня этим ублюдкам - Лизанька, Вовочка, Катенька, Танечка! И пятый, неровен час, негром уродится. Матузалемом назовут! Тьфу, Господи, прости, что скажешь!
- Так родила уже, я собственными глазами видела! Катала эта дура коляску по двору. Беленький мальчик, вовсе не негр. Знаешь, на кого малец похож? Ни за что не поверишь!

Пошушукались, потом перевели стрелку на мою скромную персону. И вылили столько грязи, что уши едва не свернулись в лист сухой, придорожный. А я не стал их слушать, и правильно сделал! Пора было думать о сюрпризе...


*****

- Как вкусно пахнет, ты паску пек? По бабулиному рецепту или по-маминому? - спросила жена, перешагнув порог.
- По своему, личная рецептура! Не совсем чтобы паску, паляницу скорее. Или пирог. Как тебе угодно, так и называй ЭТО! Если честно, не получилась паска. Гадость, мерзость, кусок глины!
- Прямо таки гадость? Что-то мне не верится, ты хорошо готовишь. Ставь чайник, да подавай скорее свой пирог! Попробую кусочек. Голодная - коня бы съела!
- Нечего пробовать, я выбросил коржик. На мусорку вынес.
- На мусорку? Зря! Неужели есть нельзя? Не съедобное, аха? Может, каких-то ингредиентов не хватило? Яиц, например, или мукички? А дрожжей ты добавлял?
- Аха, - ответил я, и вздохнул тяжко-претяжко, - Чего-то явно не хватило!
- А может, масла было мало? - подкинула мысль жена.
- Ну да, масла! - обрадовался я подлинной причине неудачи. И добавил с досадой, - масла в голове не хватило!
Тут Нина о чем-то вспомнила и замолчала на целую вечность. Задумалась, как бы поделикатнее поделиться со мною новостью. Хлебнув чаю, сказала чужим голосом:
- Знаешь, на кого похож Светкин мальчик?
- На Матузалема?
- О чем это ты? - спросила Нина строго, и опрокинула на себя остывший чай. Размазывая жидкость по столу, преподнесла настоящий сюрприз, - А глаза у новорожденного красного цвета. Точь в точь, как у тебя. Ненавижу альбиносов!




 
4
Комментариев
0
Просмотров
1894
Комментировать статью могут только зарегистрированные пользователи. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.