Александр Васильев: "Это там..." Главы 2-3

Сумщина творческая. Культура и искусство
Андрей Поляков 09 декабря 2011 в 16:10
Александр Васильев
Глава 2
В это же время в центре города, в одной из квартир, накануне новогодней ночи шла подготовка к празднику. Хозяин квартиры Юрий Альбертович, молодой журналист, пригласил друзей - всего пять человек (остальные разъехались, кто куда) - попрощаться, поскольку ему предстоит переезд в Москву и - кто знает - удастся ли когда-нибудь встретиться. Но об этом никого не предупредил. " Давайте встретим новый год в лучших традициях далеких студенческих лет".
Родителей Юра попросил уехать к дяде по маме, который несколько старше самого Юрия. Отец с матерью согласились - и шикарная четырехкомнатная квартира на трое суток была предоставлена в распоряжение уже не молодых, но все еще неженатых друзей.
Первым примчался Валерий Евгеньевич, старший среди друзей, очень подвижный весельчак и заводила - он-то как раз и свел их однажды в единое целое, что называлось " Студенческим театром". Сразу же был расписан по минутам сценарий. Валерий сообщил, что Рая придет вместе со своим женихом, а Антон приведет двух девушек - студенток, чем сильно заинтересовал Юру. Как ни старался он казаться равнодушным, Валера заметил его нетерпение. Его выдавала привычка поправлять то и дело очки. Эту привычку легкого волнения Юры Валера заметил еще в студенческие годы.
- Ну, вот, теперь все. Заставляете волноваться, друзья. - Радостно встретил хозяин.- Девчонки, проходите. Эта комната - в вашем распоряжении... А ты - здесь. - Он указал на вешалку в прихожей, где висело несколько мужских пальто. - Так, ребята, поторопитесь, скоро одиннадцать.
-Гоги, постой, на вот сумки, выставляй все.
- Ну, ты даешь, как ты такую тяжесть тащил?!
- Кто там, Гоги? - Из кухни выбежал оживленный, раскрасневшийся Валера. - Антон! Привет!
- Здорово!
- Ну, ты хитер. Мы здесь, так сказать, вкалываем, а ты шляешься где - попало.
- Ничего, и тебе работенка найдется. - Поддержал разговор Юрий. - Проходи.
- Антон, привет! - Наиграно деловито бросил Петро.
- Привет. - В такт ему ответил Антон, соображая, какую работу ему подкинет братия.
- Антон, ты умеешь чистить селедку? Умеешь или нет, а придется. Займись. Петруха, картошка варится?
- Да, уже скоро вскипит.
- Когда будет готова, не забудь позвать меня. Открой консервы. Я побежал сервировать стол. Гога, Вовка, у вас все готово?
После получасовой всеобщей суеты веселый тенор Валеры объявил:
- Все, ребята, полдвенадцатого. Быстро все за стол. - Постучал в комнату к девушкам. - Девчонки, хватит издеваться над природой - юность и без макияжа прекрасна. Шучу. Приглашаем вас в зал. Надо поторопиться проводить старый год, а потом уж... Маэстро, музыку! Встречаем дам, господа!
Телевизор доносил звуки вальса до выходивших под аплодисменты мужчин засмущавшихся девушек.
- Ой, ребята, как здорово!
- Минуточку внимания! Теперь, когда все собрались, разрешите мне... Нет, не так...- Все заулыбались, и исчезла неприятная напряженность.- Ну, вот, теперь другое дело. Как приятно говорить, когда все вокруг улыбаются. Гоги, убери пока громкость.
- Как прикажешь...
- Друзья, я как работник культуры взял на себя смелость руководить нашим праздником, а потому вечер, посвященный встрече нового года предлагаю считать открытым. Маэстро, гимн играть не нужно, вставать тоже не надо.- Все весело захлопали.- Благодарю, благодарю, быстренько наполняем наши рюмашки. Кавалеры, ухаживаем за дамами.
Как - то само - собой получилось, что хозяин квартиры сидел во главе стола. У другого торца длинного стола сидел Антон. С одной стороны две пары - Вовка и Петро с девушками, а Валера в окружении тоже девушек - с другой стороны стола. Валере нравилось такое общество, и он красивым движением быстро наполнил бокалы вином, себе же налил водочки. Пока остальные выясняли, кто что будет пить, Валера поднял рюмку, продолжая в том же настроении:
- Прежде чем встретить новый год, необходимо провести старый. Внимание! Я предлагаю...
- Валерий, вам положить салатик?
- Нет- нет, как можно?! К водочке, пожалуйста, селедочки. Благодарю. Так вот, предлагаю тост. Выпьем за прошедший год; за то, что было, за время, в котором каждый из нас что- то оставил. В этот прекрасный миг, как в той песне поется, "... между прошлым и будущим”... мы все вместе вспомним свои дела, события, и с этой рюмочкой проводим их уже в историю. За прошедший год! - Он с ироничным всхлипом вздохнул и выпил.
Дружно застучали вилки, ложки... Удовлетворенное жужжание голосов...
- Мне, пожалуйста, салатик.
- А вам?
- Будьте добры, икорки.
- Мне положите селедочки. Извините, а это никак соус? Какая прелесть!
- А мне - балычок.
- Дамы и господа, - постучал вилочкой по фужеру улыбчивый ведущий Валерий, - остаются считанные минутки до боя курантов, поэтому прошу наполнить свои рюмки и приготовить бокалы под шампанское.- Он выждал несколько минут, при этом не забывая ухаживать за сидящими возле него дамами.- Прежде чем предложить следующий тост, давайте сыграем в игру знакомств. Прошу каждого встать и представиться, хотя мы уже знакомы, но все же... пару фраз о себе. Начнем давайте с хозяина этой квартиры. Он нас всех собрал - ему и слово. Гоги, давай!
- Меня зовут Георгий... Гога - это меня так родители зовут и друзья, хотя по паспорту я - Юрий. С детства больше всего люблю новый год... Елку... Журналист. Вот, пожалуй, все.
- Следующий. Нет- нет, сначала ребята, потом девушки.
- Володя. С детства помню футбол. Стал почему- то врачом.
- Петр. Петр Петрович...
- Петь, да ты попроще.
- Да это я так. У меня в детстве был мотоцикл...
- ...И ты на нем ездил...
- Нет, просто помню: отец меня катал... Сейчас - учитель, директор школы. Все.
- Я - Антон. В детстве у меня была военная фуражка, с дырявым козырьком; я ее очень любил. Вот, пожалуй, новый год для меня тоже радость с детства.
- Антон, чего сел?
- Как " чего "? Все. Ах, да: простой преподаватель пе-да-го-ги-ки.
- Я, ваш покорный слуга, как вам известно, режиссер, но, заметьте, народного театра - Валерий. Что это вы все о детстве, да о детстве, а вот я вам расскажу... Впрочем, это потом. Теперь - слово девушкам.
- Рая. Учительница.
- Жанна. Студентка.
- Оля. Работаю в райкоме комсомола.
- Таня. Студентка.
- И так, давайте выпьем за наше знакомство и за нашу прекрасную встречу! Ура!
Все дружно поддержали Валерия, и вот теперь- то началось настоящее застолье. В обращениях незаметно перешли на " ты ". Исчезли напряженность и стеснение. Общество оживилось. Дружные переливы смеха, активность разговоров - все это наполнило квартиру праздничной атмосферой. Гоги добавил громкость телевизора - и с первыми ударами курантов захлопали пробки бутылок шампанского. Посыпались дружные возгласы под звон наполненных бокалов.
" С новым годом, С новым 1981 годом, друзья! Ура-а-а!" - "Гирлянды на елке зажгите!" - "Какая прелесть". - "Я предлагаю пить и веселиться до утра". - "Кому вино? Кому шампанского? " - "Нет, водочка и только водочка. " - " Есть коньяк. Кто будет коньяк?" - " Я ... Я.... Я”... - " Как хорошо - словно в сказке! " - " Маэстро, музыку! Побольше музыки! " - " Тихо... "
Голоса смолкли. Шум и смех завис в воздухе, словно растерялся, куда ему лететь. Все замерли и обратили взоры на лоснящегося, круглого, как луна, Валерия. В этой тишине Валера шепотом вдруг произнес:
- Господа, бал!.. Посмотрите на наших дам: прелестнее я не видел. Они очень ждут, когда же мы наш бал начнем. Всех приглашаем в танцевальный зал. Маэстро, вальс! Гоги, у нас есть вальс?
- Валера, обижаешь. Все - как ты сказал.
Валера обладал особым даром увлечь в праздник. Уже после тура вальса он завел компанию своими играми, конкурсами, плясками, хороводами... Все кружились, смеялись, удивлялись, восхищались... Ночь неслась - как мгновение... Бурное веселье перешло в конце концов в лирическое настроение. Приглушили музыку, кое-где погас свет. Кого - то привлек экран телевизора, кто- то уединился, кто - то продолжал кружиться в вальсе...
Антон сидел на диване вобнимку с Татьяной в маленькой комнате и пытался совладать с головокружением. Всякий раз, когда он наклонялся поцеловать такую же обессиленную, как и он, Татьяну, все предметы, в том числе и диван, плыли вверх. Это неприятное ощущение не предвещало ничего хорошего. После нескольких подобных попыток Антон в смутном сознании понял, что необходимо выйти на воздух. Весь вспотевший от перегрузки организма, Антон все же сосредоточился, с трудом поднялся и отяжелевшей походкой направился к двери. В это время дверь отворилась, яркий свет ударил в глаза, и он смутно поймал:
-Пардо-он...
- Мне надо выйти на улицу.
- Антон, тебе плохо?
-Угу.
- Пойдем, я тебя в лоджию провожу. - Юра быстро нашел в прихожей белый просторный тулуп и легко набросил на плечи вошедшему Антону. Взял его за руку и, как ребенка, повел к двери лоджии. Дверь открылась - и в лицо пахнул свежий морозный воздух. Юра усадил Антона на заснеженное плетеное кресло, поправил тулуп.
- Посиди так. Я тебе горячего кофейку организую.
- Гоша, если можно, сигареты и спички прихвати заодно.
- Хорошо.
Не прошло и пяти минут, как Гоша вернулся с чашечкой кофе и сигаретами. Быстро все поставил на журнальный заснеженный столик перед Антоном, справился о состоянии и ушел. После нескольких глотков горячего питья Антон физически почувствовал, как силы снова возвращаются, неприятный туман расходится. Он закурил. Стало хорошо, спокойно, тихо. Сладкие мысли увлекли его куда- то...
Девятнадцатый век. Вот он барин, дворянин. За спиной - славный героический путь. Впереди - заснеженная Россия... Он за нее в ответе.
Петр танцевал с Олей в полутемной комнате. Дверь была открыта. Он увидел, как мимо промелькнул опьяневший Антон, как Гоги одел его и вывел. Криво усмехнувшись, Петр подхватил свою напарницу и весело закружил, неотрывно наблюдая в открытую дверь, что происходит в прихожей. Вот Гоги вернулся, пошел в кухню, оттуда с чашкой и сигаретами снова пошел в лоджию, а возвратившись, Гоги присоединился, как и ожидал Петр, к компании за столом. " Теперь и мне можно - никто не заметит".
- Оленька, пойди в зал посиди, а я схожу в ванную: мне что - то плохо.
- Хорошо, только не долго.
- Да я быстро, слегка ополоснусь и приду.- Он проводил Олю в зал. - А вот и мы. Что там по телевизору?
- Садитесь к столу.
- Да- да, я сейчас. - Петр усадил Олю за стол, а сам, стараясь быть незамеченным, тихо скользнул в комнату, где лежала на диване Таня. Тихо подходя к дивану, Петро дрожащими руками на ходу расстегнул свои штаны и так же быстрыми умелыми движениям поднял платьице полуспящей уставшей девушки, снял с нее трусики и ... ловко овладел ее телом. Татьяна, ничего не соображая, лишь инстинктивно помогая партнеру, вдруг озабоченно выронила:
- Что ты делаешь? Не надо. Ну, зачем? Господи, да что же это такое?
Очень скоро мужик заскрежетал зубами, крякнул, как животное, отвалился, но тут же спрыгнул с дивана, быстро одел штаны и заправил рубашку.
- Какая же ты мразь? Зачем ты это сделал, гад ты такой?!
- Помолчи. Куда подымаешься?
- Пойду смою твой вонючий пот.
- Лежи. Сейчас я выйду, потом иди, куда хочешь. Будешь молчать - тебе же лучше.
- Иди, подонок. Как только таких земля держит! А ты ничего... Пошел вон!
Может быть, все и было бы не замечено, как этого хотелось Петру, но, надо же, в это самое время смешному толстячку Валере вздумалось выпить шампанского.
- Эх, ребята, давайте-ка выпьем шампанского да с холодильничка. Начнем, так сказать, второй раунд. А потом водочки, водочки... - Он поднялся и направился в кухню. - Я сейчас ... - В это время Валера услышал, как из кабинета кто- то выскользнул, и быстро пошел -нет, нырнул - в зал. -" Петро”.- Достал бутылку шампанского, закрыл холодильник, обернулся и увидел, как мимо открытой двери прошла, всхлипывая , Татьяна и направилась в ванную. - " Вот подонок! Нехорошо все это". - Толстячок взял еще одну бутылку, громко захлопнул дверцу холодильника и пошел в зал, где, как ни в чем не бывало, сидел за столом вместе с остальными Петро и рассказывал анекдот.
- Петро, ну, ты молодец... под…
Вдруг зазвучала трель звонка входной двери. Все невольно вздрогнули. Гоги вскочил со стула и побежал открывать.
- И кого в такую рань нам бог послал?.. Ура! К нам гости! Ребята, зажгите свет! Шампанского!
Все выбежали в прихожую. Дружелюбно обступили пришедших, помогая снять верхнюю одежду и, не давая им опомниться, с шутками - прибаутками, подхватив их под руку, ввели в зал. Из-под елки им навстречу шагнул улыбающийся Валера.
В руках он держал поднос, на котором стояли два бокала с шампанским.
- Какую радость, какое счастье вы нам принесли в новогоднюю ночь! Да будет ваша жизнь долгой - долгой, счастье - бесконечным, любовь - нетленной! Вот ваши бокалы. Милости просим к столу.
- Спасибо, спасибо. Гоги, вижу, весело у вас тут. С новым годом! Желаем всего того же и вам. Жаль, не умеем так красиво выразить свои пожелания, как вы.
Гости выпили шампанское под аплодисменты. Валера сразу же представился и увлек пришедших в сторонку, а остальные быстренько и незаметно привели в порядок стол. Когда все в ожидании сидели за столом, Валера громко представлял гостей.
- Разрешите представить: Виктор Константинович и его жена Надежда Дмитриевна. Прошу любить и жаловать.
Ребята, подхватив ведущего, в такт его настроению, протрубили губами тушь. Девчонки захлопали. Когда перешла волна смеха, Валерий продолжал:
- Как и полагается, - он обратился к гостям, - представляю вам нашу публику...
Надя достала из сумочки сигареты, закурила, сохраняя улыбку на лице и участие. " Нет, не то , не то. Неужели предчувствие меня обмануло? Господи, что со мной? Чувствую, что он где - то здесь, но где? Этот? Этот? Этот?.. Какая нелепость. Милые, слащавые мордашки. Но нет же, нет, нет. Значит обманулась". А когда Валера представил вошедшую, посвежевшую Татьяну, Надежда спросила:
- И это все? Да вроде все.
"Значит, обманулась. Еще немного - и я завизжу, разрыдаюсь. Как выдержать такое напряжение? Надо выпить". Она наклонилась к мужу, шепнула, сохраняя улыбку и любопытство глаз.
- Виктор, налей мне коньяк.
Антон сидел в заснеженной лоджии, охваченный разыгравшейся фантазией. Сквозь кружащиеся мысли он ясно вдруг почувствовал, а потом услышал приятный, тихий голос. Затем вдруг в пространстве ее образ проявился. Всего одно мгновенье, одно мгновенье это длилось - а хорошо, красиво, словно в сказке. Он знал, предчувствовал, что сейчас встанет, войдет и в зале увидит ЕЕ… " Но этого не может быть. Однако... Господа офицеры”...
С шумом отворилась и закрылась дверь балкона, и в зал вошел Антон. В затаенной тишине лишь лепет прожужжал.
- Антон? А мы чуть было не забыли о тебе.
- Забыть, Валерик, нельзя того, что придет ЗАВТРА, забывают только прошлое. Господа, но не сон ли это? - Антон находу широким красивым движением сбросил тулуп на диван. Высокий, костлявый, длинноволосый, до безобразия некрасивый, но чертовски обаятельный в этот момент подходил он к застывшей с рюмкой в руке Надежде.
- Гоги, но ведь так не бывает. Я только что видел там, сквозь снег этот образ. Девушка, я даже знаю... Господа, я хочу вас всех поздравить по русскому обычаю. Разрешите, я вас всех расцелую. Я...Я... Вас зовут Надеждой, - Антон на глазах изумленной публики взял рюмку из рук приподнявшейся Надежды, спокойно поставил ее, привлек к себе вдруг, такую нежную и слабую Наденьку, обнял и тихо- тихо чуть коснулся губ. Еще секунда... Глубокий вздох. Запах тела незнакомки заполнил все до глубины. Потом все также спокойно усадил ее на стул и быстро молча всех обошел, поцеловал, но губ ничьих не коснулся, что заметила только лишь она.- Валерик, дружище, ану-ка мне бокал побольше шампанского. Эх, господа офицеры... Давайте выпьем стоя за завтрашний день. Ура, друзья мои!
"Ура! Ура! Ура!"
Георгий, зная нрав своего дядьки, интуитивно чувствовал надвигающийся скандал. Он шепнул на ухо Валере: " Уведи Антона с девушками, а я Виктора и Надьку постараюсь отвлечь”. - "Понял, будет сделано”. - Но к приятному удивлению Георгия Виктор вел себя, будто ничего не заметил. Немного посидев, родственник с женой, сославшись на усталость, собрались уходить.
- Славная компания, Гоги, у тебя собралась. Ну, гуляйте, веселитесь, а мы уж по-стариковски будем уходить.
- Вить, да брось ты, какие вы старики? Вы же ровесники... Почти... Гуляйте, еще рано.
- Гоги, у вас здесь все холостяки. Понятное дело. А мы - семейные. Свои нравы, свои понятия. Правильно, Надюша?
- Да, Виктор, пора домой. Ты вызвал машину? Здорово у тебя, Георг. Но нам, правда, пора уходить... Ты приходи завтра к нам.
- Обязательно.
Так же как встречали, так и провожали ночных гостей - веселой гурьбой. Только у самой двери, пока Надя прощалась с веселой и, казалось бы, дружной компанией, хотя среди них так и не появилось желаемое лицо, Виктор тихо сказал племяннику:
- А этот блондин - смелый парень. Как, ты говоришь, его зовут? Антон?
- Да, Антон. Ты, Вить, не подумай ничего плохого - он классный парень. Выпил маленько... С кем не бывает?
- Я ничего и не думаю, просто к слову... Еще раз - с новым годом! Будь здоров, племяш. Матери привет!
- Угу.
Когда Георгий вошел в кухню, то увидел, что культработник переусердствовал: за кухонным столом сидели Антон и Валера, прилично опьяневшие, и пытались доказать друг другу непонятно что.
Новогодняя ночь заканчивалась, веселье угасало, шум и звуки музыки стихали. Каждый пристроился, где смог: кто- на диване, кто - на кушетке, кто- на кровати, кто - в кресле... Все уснули, создавая общую гамму молодого сладкого сна.
Антон проснулся. Открыл глаза, пытаясь понять, где он и что с ним. В небольшой комнате было светло, уютно. Он поднялся, сел на диване, где, очевидно, проспал весь остаток ночи. В голове появилась боль, сердце усиленно застучало. Стало пробуждаться сознание. Очень быстро Антон восстановил в памяти все по порядку с самого начала. Но двух событий постигнуть так и не смог. Он отчетливо помнил, как они с Валерой пили на кухне водку с томатным соком, а как он очутился здесь на диване - никак не мог вспомнить.
И вдруг ее лицо, ее глаза, ее чуть дрожащие губы. Она приехала оттуда, из метели. Она была! Он вспомнил, нет он знает, он даже чувствует ее запах, она была, но почему была, она же здесь! Антон отворил двери, попутно заправляя рубашку и застегивая штаны. Обойдя все комнаты, со всеми поздоровавшись, Антон убедился, что ее нигде нет. Хотел было у Гоги расспросить, но о ком? А если это сон? - " Пойду - ка я да освежусь под душем "
Когда вышел из ванной, все уже собрались в зале, чтобы сесть за праздничный стол. Картина знакомая, С единственным изменением: ребята безучастно сидели на диване, в креслах в ожидании, а девушки накрывали стол.
Гоги курил трубку. Весь его вид выражал удовлетворенность насытившегося хищника. Затуманенные глаза и легкая улыбка говорили о хорошем настроении. Он плавал, словно во сне, в сладких воспоминаниях прошедшей ночи. Жанна, такая тихая и скромная, в постели оказалась довольно сексуальной девушкой. Отдавая всю себя и ничего не требуя взамен, она приворожила Гоги. Проснувшись после мимолетного сна, он понял, что влюбился, и вот сейчас, сидя в кресле, он думал о том, как лучше огласить о помолвке.
Петро и Вовка скучно и рассеянно зевали, сидя на диване. Валера, казалось, был свежее всех: все в том же хорошем расположении духа, с шуточками, он руководил девушками, советуя, что и куда лучше поставить.
Антон так и остался стоять, прислонившись к дверной коробке.
Но вот девушки, окончив свои хлопоты, оживленно сели за стол, и Валерий провозгласил:
- Ребята, нас девушки просят присоединиться к ним. Короче, за стол. Гоги, твой тост.
Георгий поднялся, взял наполненную рюмку, медленно обвел взглядом всех присутствующих, призадумался. Ему в этот момент хотелось многое сказать: как он счастлив и как он всех любит. Но ведь так просто это не выскажешь. Какие слова подобрать? Он встряхнул головой, поправил очки и спокойно, с улыбкой произнес:
- Друзья мои, вот мы и в новом году. Хочется пожелать вам всего- всего... Но буду краток. Будьте добрыми и счастливыми.
- Спасибо, Гоги.
Второй тост хотел произнести Валера. Он встал, поднял свою рюмку, но не успел произнести и слова - поднялся Вовка и как- то громко, даже развязно заявил:
- А я хочу выпить за то, чтобы была у нас с Раей квартира, хотя бы как эта; машина и полный достаток в доме. Давайте выпьем за материальные блага, ведь как ни крути, а это - все же главное.
Антон заметил, как Георгия словно обидели. Его улыбающееся лицо изменилось и застыло в растерянности. Валера крякнул, медленно присел на стул. Зато Петро словно проснулся - весь оживился и стал чокаться со всеми своей рюмкой.
- Молодец, Вовчик, - повторял он, - ну, ты молодец. Давайте выпьем, за это надо выпить.
- Это так скучно. - Безразличным тоном заметил Антон и, не дожидаясь, покуда к его рюмке дотянется Петро, выпил. Петро на секунду замер, но передумав, лишь махнул рукой и залпом осушил свою рюмаху.
Глядя со стороны, никто ни на кого не обращал внимания, каждый был занят своей тарелкой. " И так, возникла атмосфера недоумения",- отметил про себя Валерий. Георгий оценил эмоциональный всплеск по- своему: " Агрессивность есть плод похмелья. - Он поправил еще раз очки и принялся тщательно пережевывать кусок гусятины. - Ничего, еще две - три рюмки - и наступит веселье" Но Петру хотелось разжечь эту, как ему казалось, интересную тему. Не дожевав, с полным ртом вызывающе обратился к Антону:
- К чему этот твой сарказм? - Он взял бокал вина, отпил глоток, потом набрал его полон рот, бесцеремонно громко пополоскал зубы и глотнул. Откинулся на спинку стула. - Так что тебе, Антон, скучно. Вовчик толковый тост предложил. Я его вполне поддерживаю. - Антон смотрел мимо Петра, молчал.- Главное ведь что?..
- ... Это - хорошо пожрать. - Попытался перевести на шутку Вовка. Никто не улыбнулся, кроме Петра. Он заторопился. - Нет, ну, правда, ребята главное, чтобы был достаток, а потом уж и духовность. Вот ты, Антон, согласись, какое удовольствие на голодный желудок слушать музыку, например? А вот поел - тогда пожалуйста.
- Чего вы к Антону пристали? - Прервал Валера. - Не надо вообще об этом говорить. Ведь мы собрались не для того, чтобы кому-то что-то доказывать. Чуть сбежались - и давай: о политике да о барахле. Антон прав: скучно все это. Есть интересные темы.
- Кому скучно, а кому - нет. - Смело вступилась за своего жениха Рая.- Мы с Вовой считаем: сейчас настало время, когда надо как можно больше ухватить. Мы, например...
- Рая, да полно тебе.
- Чего " Рая"? Я все правильно говорю. Хватит, насытились идейной демагогией. Кто поумнее - уже успели прибарахлиться, и все у них есть. Но ничего, и мы успеем. Мы с Вовой уже обменяли паспорта и взяли путевочки в Польшу. Отсюда повезем разную чепуху, особенно, говорят, там электротовары ценятся. Оттуда же фирму привезем. Несколько раз смотаемся - смотри - и машина появится.
- А дальше что?
- А дальше, Валерик, квартирку купим, поженимся. Заживем - как все.
- И все?
- Нечего, Валерик, улыбаться. Ты думаешь, отчего жена от тебя ушла?
- Ну, допустим, не она ушла, а я. И потом: ведь это никому не интересно.
- Вот так всегда, - административным голосом заговорила, до этого все время молчавшая, Оля, - когда вы, мужики, не способны нас обеспечить, быстренько уходите. - После длительной затяжки выпуская дым, продолжила: - Нет, изменилось наше поколение. Попривыкли вы, чтобы мы, женщины, все на себе тащили. Сами же вы способны разве что на то, чтобы поесть, выпить, пофилософствовать...
- Ребята, да что с вами? - Попытался остановить неприятный разговор Георгий. - Оля, Рая, Петро, да вы ли это? Давайте вспомним, как лет пять тому назад, еще студентами будучи, мы всем театром новый год встречали, прямо на сцене актового зала института. Представляете, девушки, - он обратился к притихшим Жанне и Тане, - ведь мы все занимались в студенческом театре у Валеры. Как и сейчас, он и тогда театром руководил. Эх, здорово тогда было.
- Молодые были, дурные. - Скептически перебила Рая. - Да и время некуда было девать.
- Я лично - из-за Антона, - поддержала подругу Оля, - он ведь всех затягивал в театр. Кому же не хотелось получить зачет за "просто так" ? - Неужели ты думаешь, что кому-то нужна твоя, извини за грубость, дрянная педагогика? Я вот работаю в селе третий год директором школы, так у меня вся педагогика исчисляется в так называемом материальном достатке.
- Не понял. Объясни.
- А чего тут объяснять? Хочешь, чтобы твой ребенок был отличник - волоки мне чего-нибудь… У нас в селе все просто, без этих ваших высокоидейных условностей.
- Откуда у тебя это, Петро?
- Жизнь такова, Валера. Хочешь жить - умей вертеться.
Антон все так же спокойно и рассудительно спросил: Почему ты такой сегодня развязный?
- А ты, Антоша, скромный?! Забыл, как приставал к замужней женщине сегодня ночью, как лез к ней целоваться? Скажи спасибо, что муж у нее тю... прошу прощения, скромный. Я бы на его месте...
- Ты бы помолчал, Петро. - Не выдержав, крикнул Валера и посмотрел на съежившуюся Таню. Потом чуть слышно добавил: - Ну, ты и скотина, Петро.
- Что ты сказал?
- Так, ребята, надо прекратить эту дискуссию, - подскочил со стула Георгий, - быстренько налетайте. Давайте выпьем.
- Все, хватит. - Поддержал Володя, разливая по рюмкам водку. - Давайте выпьем. Не туда наш разговор пошел. Я предлагаю выпить за хозяина дома. За тебя, Гога!
Антон уже ничего не слышал. Он снова увидел перед собою те же глаза, те же губы, снова ощутил запах ее волос и тела" Значит, это не сон? Значит, она и вправду здесь была? Да- да, ее же зовут Надя, Надежда... Расспрошу у Гоги”. Неприятный скандал все же не прекратился. Как только вышли из-за стола, в прихожей, в прихожей Петро и Валера сцепились, как два петуха, но вмешался спортивного телосложения Володя и разнял. Петро и Вовка тут же быстро собрались, оделись и ушли со своими подругами. После ругани и шума настала тишина. Включили легкую музыку, но никто не танцевал - каждый углубился в свои раздумия. Таня вздохнула.
- Если бы знать, что зло всегда наказуемо, может быть, и не было бы тогда зла? - Никто не ответил. Вскоре две подруги Таня и Жанна тоже ушли, а ребята сели играть в покер. Так и просидели весь остаток дня и только далеко за полночь, уставшие от чрезмерно выпитой водки, разошлись по комнатам, легли спать.
Наутро следующего дня друзья распрощались (каждый знал, что теперь надолго) и разошлись. Гоги остался один. Ему вспомнилась фраза: " забыть можно прошлое - будущее забыть нельзя"

Глава 3

Валера вздрогнул и проснулся, прервав жуткий сон. Тяжело вздохнул, посмотрел по сторонам, пытаясь сосредоточиться. Немного успокоившись, он потянулся, зевнул, продолжая лежать, заложив руки за голову, начал вспоминать. Сон не предвещал ничего хорошего. Хотя Валерий ни во что не верил, все же перелистывал литературу о предсказаниях, гороскопы, сонники и прочее. В этот раз сновидение предвещало не то плохую погоду, не то неприятности или болезнь, а где - то он читал, что даже... смерть. Приподнялся, посмотрел в окно: небо было серым, чуть заметно моросил дождик. " Значит, к плохой погоде?" Валерий еще раз потянулся, спрыгнул с кровати, пошел на кухню, закурил, поставил чайник на плиту и закрылся в ванной. Из ванной Валерий вышел свежим, бодрым, посмотрел на часы на стене, заторопился. На кухне засвистел чайник. Быстро одевшись, на ходу выпил кофе, уложил бумаги в старенький потертый портфель, лихорадочно перебирая в памяти, ничего ли не забыл, проверил, все ли выключено, и. насвистывая, выбежал на улицу, захлопнув дверь. Первые капли дождя напомнили, что он забыл зонтик, но возвращаться не захотел. Перебежками направился к остановке такси, время от времени оглядываясь, не едет ли свободная машина. Не прошло и пяти минут, как показался зеленый огонек. Валерий поднял руку - взвизгнули тормоза.
- Шеф, в Сад доедем?
- Садись.
Сад - небольшой поселочек на краю города. Там снимал квартиру Антон. Валерий ехал проведать друга, так как давно не виделись, а заодно передать пригласительный на выпускной вечер. " Интересно, чем он сейчас занимается?" Два месяца пролетело после их последней встречи. В апреле Валерий со скандалом ушел из института и стал работать в театре юного зрителя вторым режиссером. Туда давно переманивал его директор театра главный режиссер Рудольф Абрамович. Скандал в институте - из-за Антона.
Еще в январе началась непонятная травля Антона и, как бы мимоходом перекинулась на Валеру и его театр: то репертуар не подходит... Потом стали преследовать настырные слухи, мол, это не театр, а рассадник разврата... Поначалу Валерий хотел было разобраться, отчего такая активность против них с Антоном. Выяснилось - маленький пустячок: Антону предъявлялось обвинение в распространении порнографии. По этому поводу пришла повестка: явиться в соответствующие органы. Не было слов выразить негодование. С открытым ртом, одурманенный, он так и ушел оттуда, не проронив ни слова. А через некоторое время в ректорат потупил неофициальный звонок. Просто так себе звоночек, как бы попутно, мол мы из органов: на сегодняшний день замечено среди молодежи много пошлости, а у вас работают молодые сотрудники, кстати , неженатые, в частности... и т. д., и т. п. Выяснив некоторые подробности, Валерий открыто выступил на заседании ректората со всей пылкостью данных ему от бога ораторских способностей. После этого все утихло, но ненадолго. Кому- то захотелось собрать порочащий материал. Понятное дело, был бы повод, а уж сожрать друг друга мы умеем, а когда сожрем - начинаем думать: зачем? - теперь вот пусто стало.
На небольшом пятачке в центре поселочка машина резко остановилась. Валера рассчитался с водителем и помчался к дому, где жил Антон. Открыл незапертую дверь, вошел, снял туфли. В это время из кухни выглянул сам хозяин.
- Валера, здорово! Каким ветром?
- Здоров, Антоха! Ты что ж это пропал! Не приходишь, не звонишь, уединился, понимаешь, как волк.
- Проходи.
- Ну, рассказывай.
- Проходи, завтракать будем. - Антон скрылся на кухне, а Валера вошел в кабинет. Там стоял мягкий уголок да еще письменный стол. В кабинете был полнейший беспорядок. Книги, журналы, тетради и отдельные листики с записями - все валялось кое - как и кое- где: на диване, на полу, на столе... Здесь же стояла старая настольная лампа, довоенная громоздкая военная машинка, карандаши, ручки, фломастеры, полная пепельница окурков. Валерий присел на стул, полистал открытые книги. " Рерих, шамбала... Чего он увлекся этим? Странно. Никогда за ним раньше этого не замечал"
- Антон, ты что, йогой решил заняться?
- Иди сюда. - Позвал он друга. - У меня коньячок есть. Выпьем по маленькой? - Предложил, когда Валерий вошел в кухню.
- Нет, старик, не могу. У меня в двенадцать репетиция.
- Тогда садись, позавтракаем. Ты - кофе или чай?
- Пожалуй, чайку.
- У меня отличный " Цейлонский " есть.
- Так что это ты, старик, - решил йогой заняться? - Повторил вопрос Валерий, когда сели и принялись за жареную колбасу с яичницей, запивая ароматным чаем.
- Да нет, просто интересуюсь.
- Тибет, шамбала... Все это интересно. Но ты скажи, почему ты затворился и нигде не показываешься?
- Понимаешь, Валера... В общем - взял отпуск для подготовки к вступительным экзаменам. В аспирантуру.
- Что - дали направление?
-Да.
- Ты смотри - во дают! На стационар?
- Нет, заочно.
- Куда? В Киев? В Харьков?
- В Харьков.
- Ну, молодец.
- Вот, сижу и готовлюсь.
- Насколько мне известно, ты кандминимум давно сдал?
-Угу.
- Ничего, теперь поступишь и защитишься. Все будет класс. А Я - то думаю, куда ты запропастился. Слушай, старик. Чуть было о главном не забыл. Нас с тобой приглашают на выпускной. Так что завтра пойдем в ресторан. Кажется, " Кристалл". Вот тебе пригласительный.- Прочитал глазами. - Ну, да, " Кристалл".
- Ух ты, завтра первое июня - я и забыл... А кто приглашает?
- Девчонки. Ко мне в театр ходили, с балетной группы, Воронцова и Седых, помнишь?
- Ха! Это Лариска и Ирка? Здрасьте, чего ж не помню. Разве они уже закончили? Ты смотри, как время быстро бежит. Вроде вчера на первом курсе были и - на тебе! - уже выпускницы.
- Да, летит время. Тебе ведь скоро, если не ошибаюсь, тридцать три стукнет. Возраст, что называется, Иисуса Христа - и до сих пор один. Пора бы и о женитьбе подумать. Небось, девчат сюда немало бегает...
- Не без этого, но жениться рановато. Наверное, не пришла еще та, которая... Слушай, а тебе-то, тебе ведь тридцать шесть. Скорее тебе надо подумать.
- Ну, нет, я уже был женат. Хватит. Сыт по горло. Хотя... Я шучу. - Валерий призадумался, потом тихо добавил: - Всякое может быть... - И резко сменил тему.- Я сейчас в ТЮЗе”. Маленький принц" ставлю. Классный спектакль будет. Работается легко, быстро. Актеры хорошие.
- Я люблю творчество Экзюпери, и давно хотел попросить поставить " Маленького принца", да как - то потом позабылось. Когда премьера?
- Не знаю. Как получится: может, в июле, а может, в августе. Ну, мне пора. Спасибо за угощение. Завтра в ресторане встретимся - поговорим... Я ... тоже когда- то интересовался работами Рериха, как-нибудь расскажу. Да, кстати, ходят слухи, будто посланники Тибета предупреждали о взрыве Чернобыльской, а наши не обратили никакого внимания. И вообще, эти предсказания...
- Валер, я завтра не смогу в ресторан прийти. Почему?
- Не смогу. Я забыл, что завтра первое ... Короче, не смогу. Поздравь девчонок от меня и пожелай им всего - всего.
- Они так надеются. Что ж, тогда пока. Надеюсь, скоро увидимся.
- Конечно. Приезжай ко мне в Понедельник, выходной ведь у тебя. Или я к тебе приеду.
- В Понедельник, так в Понедельник. Я приеду к тебе.
- Отлично, тогда и коньячок разопьем.
- Обязательно. Ну, пока.
- До свидания!

 
0
Комментариев
0
Просмотров
2165
Комментировать статью могут только зарегистрированные пользователи. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.