Реклама на сайте Всі Суми: (0542) 77-04-78 vsisumy@gmail.com

А народ-то у нас разный-5

ПЮрЕ, литературный проект
Елена Чернова 03 августа 2014 в 10:53
народ
Народ у нас разный. Какой же он? Храбрый – или трусливый? Завистливый или добрый? Щедрый или скупой? Об этом судить вам, дорогие читатели. Мое дело – слушать и записывать. Как сказал сатирик Шендерович: слушайте внимательно народ, он – индикатор времени.
****
Утро, озеро Чеха. Спортивная площадка. Мужчины разминаются, переговариваются.
- Ох, на даче все погорело. Дождей же нет. Помидоры, огурцы – все!
- Зато картошка уродила. В том году –  недород. А в этом – в избытке.
- А на Косовщине,  говорят, на огородах повадились, средь бела дня,  картошку воровать. Отошел с огорода один мужик домой пообедать, приходит, глядь, а кто-то два ведра картошки уже и выкопал. Прямо средь бела дня!
- А я целыми днями сижу дома, отдыхаю, все равно на даче все погорело, думаю - куда идти? Пошел на ставок. Один селянин взял и сделал сам пруд. Расчистил ярок, запустил  воду, туда сома, карпа, карасей. И можно ловить хоть на удочку, хоть сетями. Он всем дает ловить – за умеренную плату. Настоящий хозяин.
- Вот таким людям, у кого руки золотые, кто хозяин на земле, государство должно содействовать во всем! Чтобы люди развивали хорошее дело!
- Конечно! А то в семнадцатом, после революции, всех тружеников объявили куркулями. Все хозяйства погубили.
- А сейчас – что? Такие налоги! Вот мой товарищ уехал в Израиль. Хотел там создать пекарню. Государство во всем помогло - деньги, документация. Так  налоги стали брать только тогда, когда стал получать прибыль.
- Так правильно делают! В США для предпринимателей вполне щадящие налоги. И там бизнес процветает.
- А у меня знакомый уехал из Киева в Швецию.  Рассказывает – налоги там очень высокие. Говорит, что получает меньше, чем получал в Киеве. Зато  здравоохранение, образование и многие социальные услуги  – бесплатно.
- А у нас! Говорится только, что медицина – бесплатная. А в больницу только попади. Годовой зарплаты не хватит. Все  процедуры платные. Даже бинты и шприцы – сам все покупай.
- Моя сестра, слышите, живет в США. Приезжает раз в два года. И лечит здесь, в Украине, зубы. Потому что там – очень дорого.
- Нет, у нас весь бизнес потому и теневой, что налоги неоправданно высокие. Я когда начинал заниматься серебром, только зарегистрировал фирму,  ко мне приходят с налоговой. Я говорю – что нет еще прибыли. А они говорят: платите.  Мы потом сделаем перерасчет! Ну как же это?!
- А у моих родственников в селе был один молодой фермер. Засадил поля гречкой. Отличный был хозяин. А теперь наехали какие-то жлобы, засадили все рапсом. А куда тот фермер подевался – неизвестно. Может,  убили его!
- Нет, не дают житья нашим людям, не дают. Только Майдан прошел, только похоронили сотни людей, теперь снова – война, смерть, убытки, весь бизнес летит к черту.
- Слышите? Приехали из Донецка переселенцы.  Это из зоны войны. Так они здесь снимают шикарные квартиры. Нигде не работают. Денег, видать, у них – надолго хватит. А кричат, что бедные! Россия – помоги!
- Да видели бы вы села донецкие! Нищета ужасная.
- Так воюют там не бедные.  Бедные по погребам сидят. Воюют как раз те, у кого денег куры не клюют. Откуда у них танки да «Буки»?
- Так оттуда, всем известно.
****
Звоню маме, в Черкассы.
- Жарко, - жалуется. Маме восемьдесят пять. – Такой жары не припоминаю на своем веку.
- Мама,  под пятьдесят на термометре. Мировое потепление. Льды тают, - отвечаю. – Ученые предсказывают еще большее потепление на земле. Они все время что-то предсказывают, стращают.  Дай Бог, ошибаются.
- Вот я скоро помру, так мне что.  А вам еще жить. Терпеть - то жару, то войну. Вот я помню…
Тут мама заплакала. Она всегда плачет, когда вспоминает войну, детство.
- Помню, бомбили Пирятин. Там станция. Так у нас в деревне, в хате, окна все вылетели.
Мы прятались в подвале. Я прижмусь к маме и думаю: со мной мама, значит, не страшно.
- А кто бомбил?
- Так наши! Немцы же в деревне и в Пирятине стояли. А наши наступали. И под Пирятином сильно разбили немцев.  После боя мы  еще ходили – вся деревня – смотреть. Видели на поле много убитых, раненных.
- Ты это видела?!
- Да. Много там было – и немцев, и наших…
****
Встречаю старого знакомого врача Сашу. Приглашает на день рождение сына.
- Сколько ему? – спрашиваю.
- Двадцать четыре.
- А где он?
- В Канаде.
Прихожу на вечеринку. Там все старые знакомые. В квартире у Саши на стенах коллекции картин из камней  в разрезе. На подоконнике – коллекция кактусов. Саша  еще коллекционирует картины украинских художников. Политику терпеть не может.  Разговоры о политике пресекает новым тостом, наливая в рюмки то вино, то водку, то коньяк. Сам умеет  отлично готовить любые блюда.  Его жена Марина, хормейстер, много лет проведшая на заработках в Италии, исповедует вегетарианство и  учение Сатьи Бабы. Маша готовит, Марина подает.
Обсуждаем – у кого, где дети. Вот у Саши и Марины – сын в Канаде.  У меня дети - во Франции. Подруги моих дочерей (сумчанки) – одна в Швеции, другая в Италии,  замужем, третья – в Стамбуле, замужем.
- А наша общая знакомая Вита, - рассказывает  моя приятельница Наташа, - была в Китае, у зятя. Дочь ее замужем за китайцем. Недавно родила девочку. Глазки узенькие. И такая принцесса. Только надели ей подгузник – плачет. Чуть мокрые – все, кричит! Не то, что наши дети. По несколько часов ходят в памперсах и ничего. И рассказывает, что дети ходят в комбинезонах с разрезом между ногами. И ребенок ходит не в подгузник, а прямо на землю.
- А если приспичит в супермаркете?
- А без разницы. У них дети свободные. Где хотят, там и ходят.
Вот так интересно складывается, мы, взрослые, сидим, отмечаем день рождение детей, а они – в далеких чужих землях. Почему же не в Украине? Нет им здесь приволья?
****
Встречаю Татьяну, редактора местного радио. Спрашиваю, как там ее сыновья в Киеве. Не призывают ли их на войну на Донбасс?
- Упаси Боже! – Восклицает Татьяна. – Мои уже отслужили, работают.
- А если все-таки призовут?
- Не пущу! Да что же это у нас за армия? Родители с миру по нитке собирают своим детям торбу еды в армию. Там же, на войне, жрать нечего! И сами все покупают – бронежилет, каску, обувь. Да у них там, в зоне АТО, дети гибнут - почему? Предают, сдают – и местные, и свои же! И бьют – с обеих сторон. То с российской границы, то эти долбанные  сепаратисты. Да там ужас! Мясорубка. Не отпущу сыновей! Дети политиков где отсиживаются? За рубежом? Наши тоже, многие,  стараются детей отправить куда-нибудь подальше. Знаешь ведущую на радио - Ольгу? Мою коллегу? Так она сына на днях отправила в Австралию на ПМЖ. А здесь – что? Целыми деревнями хоронят наших парней.  Сколько уже убили? Тысячи. Нам говорят – четыреста. А их – тысячи уже – кто погиб, кто калеки,  кто пропал без вести… Скоро в Украине совсем молодежи не останется.
****
Утром во дворе продают свежие продукты хозяева из села. Молоко, творог, сметану, помидоры, лук, огурцы. Все отличное и недорого. Стою в очереди. Здесь постоянные покупатели. Обсуждаем разные темы. Дама, стоящая за мной, рассказала, что работала художницей на бывшем фарфоровом заводе.
- Бывшем, потому что завода больше нет.
- А почему нет? У меня на полке стоит такой красивый фарфоровый чайник.  Давно как-то подарили мне. Что же случилось?
- Так развалили, давно уже. Это все дело рук губернатора  Щербаня, он из тех, донецких. Такой фарфор выпускали, загляденье, сейчас такой нигде не купишь! И все.  Как пришел Щербань – закрыли в городе и фарфоровый, и все заводы. Награбили, все положили себе в карман.  И – после нас и трава не расти! Преступники! Нет в городе теперь ничего. «Мясокобинат», «Пивзавод», «Электронный» – все закрыли. Завод «Фрунзе» остался, там работает один или два цеха. Где людям работать? А еще удивляются, почему народ на Майдан вышел. Так сколько же можно народ грабить? Эти коммунисты с регионалами все развалили. Как в семнадцатом. Был тогда, до семнадцатого,  в городе огромный сахарный  – разобрали по кирпичикам.
Подходит моя очередь.  На столе выставлены трехлитровые бутыли с молоком – вечерним (с жирными вершками) и утрешним. Помидоры – большие, как арбузы.  Да, и все это – плоды тяжелого сельского труда. Спрашиваю у хозяюшки, молодой, приятной женщины:
- Как дела?
- Хорошо, - отвечает. И смеется. - Только никто не завидует.
- Почему же так? Вам все завидуют! Вы живете на природе!
- О, еще на какой природе, - со смехом отзывается ее муж, крепкий симпатичный молодец.
- Пока доедешь из села в город, так такой природы насмотришься!
- А далеко отсюда ваше село?
- Так аж семьдесят километров! Да еще едешь по таким колдобинам! Дороги,  знаете, какие у нас!
Я расплачиваюсь с хозяевами, набираю полную авоську свежайших и отменнейших  продуктов. И всего за тридцать пять гривен (всего - два евро!). Да, это вам не Франция. Это Украина.
****
Вот такой у нас народ, трудолюбивый, но безденежный. Неустроенный. Грабят его, убивают, мучают. А он – терпеливый.
Если мои наблюдения интересны и по сердцу вам, дорогие читатели, то – продолжение следует!



 
0
Комментариев
0
Просмотров
762
Комментировать статью могут только зарегистрированные пользователи. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.