Куб в пустыне

ПЮрЕ, литературный проект
Елена Чернова 19 июня 2024 в 14:35
Мозг
Фэнтези - Сегодня у меня очень трудный процесс, - вздохнул судья Муард за завтраком. - Пять разбирательств и все касаются малолетних. - Вот как? Представляю себе, - безразлично отозвалась Альбин. Дела мужа ей давно наскучили. Она думала о своём любовнике Дастине. - Да что ты представляешь? - сквозь зубы процедил судья. - Тебе все равно. Ты думаешь о своём любовнике. Альбин сонно посмотрела на мужа. - Ты о чем? - Да знаю я все - и о тебе, и о твоём молодом итальяшке. Альбин иронично прищурилась. - Ладно. Знаешь и хорошо. Не будем портить утро. Рассказывай про несовершеннолетних. Муж обрадовался. - Умная женщина, не спорит, не хлопает дверью, - подумал он. Судья знал о всех интрижках жены на стороне. Но не сердился на неё, так как любил. Муард знал её характер: легко увлекается, легко охладевает. Главное - не теряет голову и не сорит зря деньгами на хорошеньких альфонсов. Судья все прощал, потому что не перенес бы жизни без Альбин. Пусть изменяет, но она его, пусть постаревшая, уже увядшая, но все ещё эффектная, соблазнительная и родная. А главное, умеющая в нужный момент включиться в его дела и дать ценный совет - недаром Альбин в студенческие годы была лучшей на юридическом факультете и подавала большие надежды. Но поработав несколько лет в суде, остыла к своей специальности и занялась... флористикой. Вот и теперь Альбин, неохотно отвлекшись от приятных воспоминаний о кудрявом ангелочке Дастине, стряхнула с себя наваждение и задумчиво заявила: - Дела с малолетними надо решать так же, как и со взрослыми. Может, малолетние преступники и малы телом, но их мозг на девяносто девять процентов уже сформирован. Судья обомлел. Ничего себе заявочка. - Ты хочешь сказать, что десятимесячный преступник, о котором идёт речь, соображал, что он натворил? Альбин усмехнулась. - Ничего он не соображал. За него это сделал мозг. - И как же мне выстраивать рассмотрение дела? Преступник совершил преступление, но не самостоятельно, а по велению своего мозга? И что это меняет? Присяжные его оправдают, мол, мал и по закону не подлежит заключению. - И зря. Судебная процедура давно устарела - преступников оправдывают, отпускают, либо, осудят и выпускают досрочно за хорошее поведение, но их мозг безнадежно испорчен, и они вновь совершают преступление. - Хорошо, даже если я вынесу младенцу пожизненное, кому от этого станет легче? - Никому, - вздохнула Альбин. - К нему в тюрьме приставят психологов, воспитателей, он вырастет, закончит институт и защитит докторскую. В его камере будет бассейн, компьютер. Он женится. Но его мозг хранит память об убийстве, и однажды он устроит побег, чтобы насладиться новым убийством. - Твои фантазии, дорогая, всегда меня поражали, - вздохнул судья, - но тебе нужно опуститься на землю. - Я и опустилась: развожу цветочки, составляю экзотические коллажи, и любуюсь кружащими вокруг них пчелками. - Но в конечном итоге, что ты предлагаешь делать с осуждёнными? Казнить их? Но это наше позорное прошлое. Согласно статье 66-1 Конституции 2007 года никто не может быть предан казни. Это нарушение прав человека. - А не надо казнить человека. Он ни в чем не виноват. Ни один осужденный не является преступником. Виновником является его мозг. И мы с тобой это отлично знаем. Ведь большинство преступников остаются на свободе. Почему? Потому что никто не покопался в их мозгу. С виду они нормальные люди. И никогда не признают свою вину. А вот если исследование сделать обязательным... - Да, да, дорогая, ты всегда была революционеркой, - нетерпеливо перебил жену Муард. - Ещё в институте на научных конференциях ты, помнится, заявляла, что предупредить будущее преступление можно всегражданским тестированием, включая малолетних. - И никто меня не слушал! - с досадой ответила Альбин. - Достаточно уже в яслях провести "Цветовой тест Люшера" - и станет очевидным, кто из младенцев склонен к убийству. - И как ты это представляешь, дорогая? - буркнул судья. Его смущал напор жены. Психологические тесты - это был её конёк. - Как отнесется население к тестированию их малолетних чад? Это же вторжение в детскую психику! - "Цветочный" тест совершенно безобидный, - спокойно возразила Альбин. - Но он может выявить потенциального убийцу. А "эмоционально-интеллектуальный тест Холла" просто таки необходим для изучения мозга ребенка на самой ранней стадии его развития. Судья закурил сигару. Пуская кольца, задумчиво смотрел куда-то вдаль. - Но сегодня рассматривается дело десятимесячного преступника. Это уникальное преступление. - И что? Уже в пятимесячном возрасте мозг ребёнка может быть исследован при помощи проектного теста "Куб в пустыне". Напомню, подобный тест существует в народной традиции в Индии: грудного ребёнка размещают в середину круга, заставлевленного предметами, принадлежащих людям разных профессий и сословий. Если ребёнок подползал к очкам учёного, говорили: станет учёным. К наручники полицейского - полицейским. К четкам Далай ламы - Далай ламой. Если подползал к бутылке или вещам нищего- станет нищим и пропоицей. И в последствии никогда не ошибались! - Слышал, - кивнул судья, - интересно, куда бы приполз юный Адольф - к кисточке или к флагу третьего рейха? - Иронизируешь, - вздохнула Адель. - И зря. Мозг маденького фюрера не ошибся бы. Как утверждает израильский профессор Джеки Шиллер: не мы отвечаем за наши действия, и даже не нейроны нашего мозга, а система расчётов внутри нейронов! - Ты хочешь сказать, что на человека никоим образом не влияют жизненные обстоятельства, когда он может поступить иначе, окажись он не в то время, не в том месте? - Мозг убийцы в любом случае осуществит преступление и при самых благоприятных обстоятельствах. Но обвинят в преступлении ни в чем неповинного человека. Так как преступление задумал и реализовал не он, а независимо от него его мозг. Поэтому преступление следует вычислять не после совершения содеянного, а задолго до его осуществления. - Да, я понял твою идею, - нетерпеливо воскликнул судья, - но что же делать с мозгом, если путем тестирования мы установим его преступные наклонности? Адель неспешно закурила тонкую ментоловую сигарету и бесстрастно проговорила: - Все просто - следует стерилизовать мозг преступника. Судья откинулся на спинку стула и сигара замерла в его полных губах. Затем он растерянно пробормотал. - Но... тест ведь не исключает ошибок? - пробормотал он растерянно. - Глупости, - пожала плечами Адель. - Ошибаются судьи и присяжные, решая, виновен человек или нет. Но зато мозг никогда не скрывает своих злонамерений. Судья глянул на часы и потушили сигару. - Пора. Вечером СМИ информации сообщили сенсационную новость. - Впервые в истории суда, - взволновано вещали тележурналисты, - по результатам теста "Куб в пустыне" несовершеннолетний подсудимый Врайон Гаршек признан виновным и приговорён к стерилизации мозга. Журналисты наперебой делились своими впечатлениями, пораженные новаторским методом судейства: десятимесячного Гаршека, сьевшего пятимесячную Алису, с которой, по воле случая, остался наедине на трое суток, приговорили к стерилизации мозга. Защитник настаивал на том, что Гаршек не виновен в силу своего нежного возраста. Причиной его преступных действий стал голод, так как мамы обоих младенцев ударились в загул и забыли надолго о своих несчастных чадах, брошенных ими в пустой квартире. Судья согласился с защитником. Он подчеркнул: несомненно, Гаршек никогда не сьел бы свою подружку. И виновны в этом вовсе не непутевые родители младенца. А его мозг и только мозг. Он надоумил Гаршека найти себе сьестное именно на пухленьком тельце своей жертвы Алисы. Мозг действовал чётко и жёстко. Он во чтобы то ни стало хотел насытиться человеческой плотью. Почему, спрашивается, он не стал грызть собственную руку? Ногу? А начал с розовых щечек Алисы, её уха, живота, плеча? Девочка плакала, обливалась кровью. Но это не остановило мозг Гаршека. Он ел и ел плоть Алисы. Пока не выгрыз её сердце. Журналисты отметили, что в зале суда не одна дама после этих слов Муарда лишилась чувств, а еще одну увезла скорая помощь. Для доказательства сторона обвинения прибегла к публичному тесту "Куб в пустыне". Посреди зала установили круг из бумажных кубов. Внутри кубов лежали разные предметы: мягкая игрушка, погремушка, рогатка, ложка, бинокль, книжка, кукла Барби, изготовленная из мясного фарша. В центр круга посадили обвиняемого Гаршека. - И что он сделал, как вы думаете?! - вопили в восторге репортеры. - Гаршек быстро и целенаправленно подполз к коробку с Барби и сьел ее. - Но! - еще возбужденнней тараторили репортеры. - На этом тест не закончился. Поставили новые кубы. И Гаршек все повторил! Представьте себе, он три раза прошёл тест и не провалил его! Присяжные были в шоке! Посовещавшись, уже через пять минут они единогласно вынесли вердикт: преступный мозг Гаршека виновен. Гаршек оправдан! В итоге суд приговорил мозг Гаршека к стерилизации, а самого младенца передать в спецприемник. Адель, высвободившись от обьятий юного любовника Дастина, вышла нагишом на террасу загородной виллы, достала из пачки ментоловую сигарету и затянулась, любуясь цветочными оранжереями, созданными по собственному дизайну. Её любовник, проснувшись, вышел в чем родила на террасу, поцеловал Адель и, играя накаченными ягодицами, с разгону бросился в бассейн. - Какой же он глупенький, - усмехнулась Адель, разглядывая мощное красивое тело юнца, резвящегося в воде. Затем любовники, по прежнему голые, прошли гостинную, где расположились на диване. Адель включила на огромном экране новостийный канал. Дастин налил по бокалу джин-тоника. - Это твой муж? - спросил любовник, когда на экране появился судья Муард. По новостям передавали заседание конституционного суда, вносящего новые, исторически важные, поправки. Адель замерла, выслушивать в уверенный, сильный голос мужа. - Уважаемые дамы и господа, - начал свою речь, ставший мировой знаменитостью после ряда громких процессов над малолетними преступниками сэр Муард, - Исходя из мирового опыта борьбы с преступностью, в их числе среди малолетних, предлагаю внести новый закон под условным названием "Куб в пустыне", который обязывает всех граждан, начиная с пяти месяцев, проходить тест мозга, определяющий его врождённые преступные наклонности, и заблаговременно, до совершения преступных деяний, осуждать его на стерилизацию. Тело же потенциального преступника - передавать в спецприемник, обладающий всеми надлежащим для комфортного пребывания условиями: отдельной камерой, компьютером, полем для гольфа, бассейном, возможностью иметь сексуальные контакты и писать мемуары. Таким образом будут соблюдены права всех граждан планеты - во избежание миллионов бессмысленных жертв. Адель потянулась за следующей сигаретой. - Ты нервничаешь? - удивленно поднял бровь любовник. Адель ничего не ответила. Она думала. Интересно. Как скоро муж доберётся и до её мозга? Вполне возможно, судья скоро внесёт новую поправку к Конституции, где прелюбодеяние и супружеская измена станет зваться "особо преступным деяниям".

 
0
Комментариев
0
Просмотров
100
Комментировать статью могут только зарегистрированные пользователи. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.